Утро вечера мудренее.

Спешу поделиться со всеми нами!))

Из СВ Ковалева. Самый низкий уровень развития человека - это стыд. СЛЕДУЮЩИЙ - ОБВИНЕНИЕ! По Ковалеву - это не снимание с себя ответственности(!), но ВОПЛЬ ОТЧАЯНИЯ! Человек заявляет о невыносимости терпеть стыд. Замечу, что многие из наших именно так это и переживают, кмк.
«И еще важное! Это как бы тот же стыд, но переживаемый конструктивно. То есть выхода только два. Либо в небытие, либо в обвинение. Причем временное.»
Далее приходит Апатия. Следом Тоска по утрате любви.

Меня собственно порадовала констатация независимого эксперта, что по отношению к виктимблеймерам, мы стоим на более высоком уровне развития.
Оговорка спецом для них, с их долбаной иерархией и "цветовой диференциацией штанов".

(no subject)

У церкви стояла карета ... скорой помощи.
ается симпатия ко мне и стяжательство? То есть, что им руководит, а что является приятным дополнением? Вот именно это - разница между тогда и теперь.

(У меня наступило время Переосмысления. Поэтому пауза.)

(no subject)

Или "Былое и думы".
Как страшно жить! Оговорюсь сразу. Жить - сладко ("Я разбираюсь в этих, мм... женщинах."), именно вкус ее ощущаешь, когда позади выматывающее испытание или перелом мировоззрения, тут, правда, сначала шок, а следом уж накрывает волна безудержного, какого-то щенячьего восторга, по поводу радости бытия в этом мире. Нахождения в нем чисто физически, когда, допустим, как я, лежу сейчас в своей кроватке, а потому, что и вправду маленькая - сингл. В Йоркшире, на острове Англия, в квартире о которой я мечтала когда-то, но и думать забыла об этом. Вот ведь как бывает. Мне муж напомнил, мой верный Сашка. Он когда приехал ко мне из Вильнюса, много чего наслушался, с восторгом конца, как исхода, конца,возможно давно желанного, и даже вожделенного, летишь в эту пропасть, замирая от счастья.

Покер, А

Покер случился со мной четыре года тому назад. Считается, что карты изобретены были для развлечения сумасшедшего короля. Вот именно! Насколько этот диагноз применим ко мне, не берусь судить. Это право я охотно уступаю вам, любезный мой читатель.

А ПОГОВОРИТЬ?!

Мне кажется я готова выразить свою основную претензию к отношениям с перверзниками - это именно не желание ГОВОРИТЬ с нами. Просто сесть и поговорить. По душам (души то и нет). Казалось бы, чего проще, поставили между собой бутылочку вина, желательно красного сухого, но можно и белого, "на вкус...", зажгли свечу. Ну там сыр, пармезан или стилтон, да и камамбер неплохо, зелень: кинза, руккола «Ру́ккола, или Гу́сеничник посевно́й, или Инда́у посевной, или Эру́ка посевная — однолетнее травянистое растение, вид рода Индау семейства Капустные. Википедия», эстрагон, можно стейк из лосося или тунца, непременно с лимоном, лучше лаймом. Да, вообще, много чего можно. Можно музыку: Стромае, Паттон, саксофон, парижский аккордеон, Ободзинский, наконец. Можно КВН или Жванецкого. Да много чего можно. Настолько дохуя, что всего и не назовешь. Мне кажется я смогла бы, но на это придется потратить остаток моей жизни, а я еще намереваюсь испытать не меньше, если не больше.
Пошла испытывать. ...

Прощание с главной иллюзией моей жизни.

Насколько меня формируют, с одной стороны: Стереотипы. Поведенческие паттерны. Моральные тиски. "Не хуже чем у Джонсов". С другой: Злое, старушечье шипение. Оскорбления полубезумного старика-соседа. Подзуживание психопатки-манипуляторши. Сплетни, запущенные в мое окружение нарциссом, бог его знает почему, возомнившим меня своим соперником и придушенному жабой собственных больных фантазий.
Я велась! Я реагировала! Как Дон Кихот бросалась на крылья несуществующей мельницы, где перемололось, да и продолжает перемалываться, столько умных, чистых, легковерных и наивных ... нас с Вами.
Почему бы это зло, столь явно и непреклонно отгоняет нас от смысла нашего существования. Неужто мы и рождены только для таких иллюзорных битв, наносящих нам отнюдь не иллюзорные травмы?
Нас растили послушными идеалистами. Очень удобным "пушечным мясом". С нас, по большому счету требовалось: родиться, зазомбироваться, в специализированных для этого учреждениях, спароваться, произвести потомство, в возможно большем количестве и желательно за свой счет и без отрыва от производства материальных и духовных ценностей, ну и проводиться на пенсию, а там и в лучший мир. В обмен на несхождение с "пути праведного" Государство обязовывалось нас зомбировать, наказывать и поощрять, отправлять на бойни "за правое дело", причем не спрашивая нашего мнения ни о форме ни о содержании реагирования на конфликтную ситуацию. Ня бобу рейкалас, как выражаются друзья-литовцы, что в переводе означает - не бабское это дело. Это я к чему? Это я подбираюсь к психопатической модели нашей с вами реальности. Где мораль и духовность конечно присутствуют, а как же. Но в таком кастрированном, изнасилованном и по сути извращенном виде, что перверзники оказываются, как рыба в воде. И как отчаянные реалисты, зеркала ведь, отражают нам наш мир, который ощетинивается на Малыша или Малышку всеми своими пыточными инструментами. Как то: не до или слишком родители, ненавидящие нас нянечки, воспитательницы, учителя (редкая удача, когда попадается просто "слышащий" нас взрослый), бездушные чиновники, не дай бог, разрушающие наши карьеры и жизни, самоутверждающиеся за нас счет "друзья", гнобящие нас однокашники, садисты "любимые", навязчивые "любящие" и это все на фоне непрекращающихся войн, катастроф, стихийных бедствий, дтп, болезней и разгула преступности, жертвами которых, по большей части становятся самые незащищенные - мы с вами.
Ну вот. Мы и ищем защиты. Сначала у родителей, потом в "отношениях". А тут то и засада. Главный перверзный крючок:" Хочешь отношений - ТЕРПИ! И выкладывайся по полной, а я уж прослежу, чтобы как можно меньше досталось конкуренту моему."
Для себя я проблему решила. С МЕНЯ ХВАТИТ! Наотношалась. Отныне время - это мое время, жизнь - моя жизнь. Нет - зависимости, да - независимости.
Я одеваюсь комфортно, в стиле ретро. Я брожу по скверам, захожу в избранные магазины, ем деликатесы или просто качественные продукты, читаю, читаю, играю он-лайн в покер, иногда пописываю, иногда вяжу куклам одежки, иногда раскрашиваю, редко смотрю редкие фильмы, ах фак, работаю, почти ни с кем не общаюсь, еще курю и иногда выпиваю. Кажись все. Ах да, отношения? Ну их совсем. Я смертельно устала стараться, это как в покер - чем больше играешь, тем больше проигрываешь.

Беличья лапка

Мне ее сунули в лицо. Засушенную рыженькую лапку несчастного зверька, сбитого на автостраде.
Мы сидели на диване вдвоем, в его доме, перед столом с компьютером. Этот крупный, черноволосый, не по годам дядя. Не понятно почему одинокий, ведь за те три дня, что мы провели вместе, его телефон молчал и на занятость чем-то или кем-то он не ссылался. Наоборот, когда я намекнула на отъезд, задержал меня словами :"Мне твое общество приятно". Осталась, скажу прямо, не без удовольствия. Видно было, что он старается произвести впечатление, а это приятно. Кофе в постель принесено, и не раз. Много ли надо одинокому сердцу? Ну и пусть он бабник, так ведь не знала я тогда о психопатах-нарциссах. Пришло значит время узнать.
Это теперь я понимаю, что есть связи гибельные, самоубийственные. И есть люди, убивающие сознательно и незаметно. В рамках закона.
У него всегда были странноватые глаза, похожие на совиные, пустые, а то, вдруг загорающиеся лихорадочным блеском. Это если в разговоре ему чудилась перспектива нагреть руки, или познакомиться с интересной, перспективной "человечинкой". Но это все потом, потом. Мне его было сразу как-то жаль, он умел, не теряя грандиозности, так прибедниться, что некоторые и за кошельком бы потянулись. Потянулась в свое время и я, правда и обман был грандиозным, под стать исполнителю. Что еще можно добавить к портрету? Пожалуй высоковатый рост, крепкое телосложение, странно плоскую, но широкую голову, маленькие стопы, руки неправдоподобно сильные. какая-то нелепая то ли разболтанная, то ли семенящая походка. Временами мягкое, даже слишком слащавое обращение, которое диссонировало, обращало на себя внимание, не сочеталось с общим надменно-снисходительным поведением, безапелляционным тоном. А иногда и шутовскими гримасами, особенно если при нем позволяли себе расчувствоваться. Одной из таких "гримас" и была беличья лапка.
У меня подстройка под человека выражается в угадывании его болевой точки и попадании в нее непроизвольно, отсюда им и ведьмой обозвана, неспроста. Когда выясняется проблема я помогаю, как могу и, если вижу, что человек не готов ее обсуждать, обхожу старательно, трепетно. Но слово уже сказано и не все, а только сильные могут найти в себе силы принять такую меня и остаться. Как оказалось, на протяжении всей моей биографии - никто! Оставались хищники - использовать. Теперь уже знаю.
Вот и тогда рассказала я ему случай из жизни. Без относительно к нему, как я думала, увы.
Работала я тогда в ювелирном магазине. Моя самая любимая работа. А их у меня было, как в Бразилии Донов Педро - и не сосчитаешь. За большие таланты на ниве продажи украшений, мне был доверен в единоличное управление магазин в самом центре Вильнюса, на проспекте Гядеминаса. Магазин, правда, состоял из прилавка, витрин и стендов, расставленных в "прихожей" супермаркета. По левую сторону от входа, по его правую сторону находился цветочный. С хозяйкой его, красавицей Лаймой я приятельствовала. Как-то, в одно воскреснное, малолюдное утро к нам привели стайку взрослых даунов под патронажем воспитательниц. "Мальчиков" поставили подождать у цветочного, а "девочкам" позволили выбрать себе недорогие украшения из серебра. Я им помогала. Я таких трепетно-ласково-восторженных покупателей не припомню, включая даже и детей. Одна девушка даже подарила мне подарок, сшитую собственноручно малюсенькую колыбельку. Эту реликвию я всегда храню в сумочке, берегу. (Я ему ее не показала! Вот за это себя хвалю, больше не за что.) Дамы закупились, кавалеры за это время степенно ожидая пообщались с Лаймой. Стали прощаться. И тут! Они, эти славные Настоящие Мужчины галантно поочереди поцеловали ручку и Лайме и мне. Они ушли. Мы остались плакать. Плачу я и сейчас, неумело печатая эти строки. Заплакала я и тогда, рассказав психу об ангелах.
Он отреагировал мгновенно. Метнулся стремительно к своему "ридикюлю" и извлек из него и сунул мне в лицо, с торжествующим видом, засушенную лапку белки. Со словами :"Вот сбил фурой, зажарил и съел".
Почему я не убежала?
Гитлеровцы уничтожали психических больных и , говорят, некоторые врачи становились под расстрел вместе со своими пациентами. Я бы с даунами встала, но не с психопатами, отнюдь.